Профсоюзу нужны бойцы, а не попутчики

19-11-2018

О том, каким непростым был для профкома уходящий год 2018, рассказал председатель первичной профсоюзной организации моряков г.Владивостока П.И. Осичанский.

— Петр Иванович, Новый 2019 год не за горами, 10 месяцев 2018 года позади. Скажите, с каким настроением встречает ваша первичка Новый 2019 год?

Основная задача профсоюзов — защищать профессиональные, социально-трудовые и связанные с ними экономические интересы и права членов профсоюза. И с  этой целью мы применяем весь предоставленный нам российским законодательством инструментарий по защите прав российских моряков. Там, где можно просто договориться с судовладельцем – мы приходим к полюбовному соглашению. Но когда договориться не удаётся, то прибегаем к проверенному методу: добрым словом и угрозой задержания судна в порту согласно MLC-2006 можно добиться большего, чем одним добрым словом. И это приводит нас к необходимости делить судовладельцев на порядочных, на условно порядочных, то есть тех, которых быть порядочными заставляет суровая необходимость и упёртых, как я их шутя называю, отщепенцев. Эти не понимают ни доброго слова, ни «револьвера». По отношению к ним мы повсеместно применяем как нормы трудового законодательства Российской Федерации, так и нормы международного законодательства, то есть в первую очередь конвенцию MLC-2006.

— Иными словами, вы идете в суд, либо добиваетесь задержания судна портовыми властями в рамках стандарта А5.2.1 конвенции МОТ 22006 года «О труде в морском судоходстве»?

— Совершенно верно, но я бы несколько расширил первую часть вашего вопроса – не только в суд, но в целом в правоохранительные органы.  Например, за 10 месяцев этого года мы направили:

  • 4 обращения в транспортную прокуратуру по прорблемам моряков, работающих на судах East Star», «Sea Alexa», «Crystal East».
  • 3 обращения в следственный отдел на транспорте Следственного Комитета РФ по Приморскому краю по прорблемам моряков, работающих на судах «Port May», «Majesty», «Skua»).,
  • 4 исковых заявления в суд. Это были иски членов экипажа, работавших на судах: ICHA,  PORT MAY, EAST STAR 1, CRYSTAL EAST.

Кроме того, мы вынуждены были дважды обращаться в Государственную инспекцию по труду в Приморском крае по проблемам моряков, работающих на судах под российским флагом, и Представительство МИД по Приморскому краю, чтобы вернуть моряков, находящихся на арестованном судне «Crystal East» в Арабских Эмиратах на протяжении шести месяцев, а также в Генеральное Консульство РФ в Арабских Эмиратах.

— Я думаю, нашим читателям будет интересно узнать, чем закончились ваши обращения в суд? Ведь многие моряки не верят, что в суде можно решить их застарелую проблему.

— Как раз застарелые проблемы лучше всего решать в суде. Если раньше срок исковой давности по невыплаченной зарплате был всего лишь 3 месяца, то теперь с иском можно обращаться в течение года. Кроме того, пропущенный срок исковой давности можно восстановить, если он был пропущен по уважительной причине – по болезни, например, или моряк срочно ушел в рейс на судне другой компании, или был в отпуске за пределами края и  т.п. Практически все наши обращения в суд не только были удовлетворены судом, но и привели к положительному результату. Ведь не секрет, что далеко не все судебные решения исполняются.

Так, по судну «Crystal East», арестованного за долги перед банком, суд признал обязанность судовладельца частично удовлетворить требования по задолженности. В итоге, моряки получили свои деньги в сумме 1 707 539 рублей.  По делу экипажа судна «Ича» вступили в силу два решения по пяти истцам за разные периоды работы на судне. По первому решению на сумму 1 316 628 рублей выплаты состоялись через конкурсного управляющего, поскольку 4 декабря 2017 года решением арбитражного суда Камчатского края в отношении компании ООО ПО Камагро было введено конкурсное производство. Второе решение на сумму  526 000 рублей вступило в силу 17 января 2018, и до снятия ареста 20 февраля истцам были произведены все выплаты.  Что касается судна «Port May», истцу было отказано в удовлетворении исковых требований по заработной плате в связи с недостаточной доказательной базой. У моряка, как часто бывает, к сожалению, не было всех необходимых для суда документов. По судну «East Star-1» в настоящий момент готовится исковое заявление к крюинговому агентству.

Всего через суды удалось добиться возвращения задолженностей по зарплате моряков в сумме свыше двух с половиной миллионов рублей.

— Не могли бы вы подробнее остановиться на второй части моего вопроса – задержание судов в рамках требований конвенции МОТ-2006 года «О труде в морском судоходстве»?     

—   На Дальнем Востоке конвенция МОТ работает прекрасно. С момента вступления её в силу в августе 2013 года в дальневосточных портах было свыше 30 задержаний в основном по невыплаченным зарплатам.  Этот механизм работает безотказно, и судовладельцы это учитывают, а главное, это их дисциплинирует, и количество задержаний уменьшается.  Если в 2015 году было 16 задержаний, то за 10 месяцев 2018 года всего лишь 4 задержания. Я связываю это с тем, как грамотно применяются нормы Конвенции дальневосточными представителями служб капитанов портов – инспекторами порт и флаг стэйт контрола. В Морском Государственном Университете имени адмирала Г.И. Невельского на курсах повышения квалификации круглогодично проводится работа по изучению основных положений Конвенции МОТ-2006 года. В 2017 году во Владивостоке прошло 12 таких семинаров, в них приняли участие 236 человек.

На этих семинарах, каждый из которых длился около 4-х часов подробно обсуждались особенности трудового законодательства на морском транспорте с подробным рассмотрением КМТС-2006, а также поправки к конвенции МОТ 2006 года. Как известно, 18 января 2017 вступили в силу новые поправки к Конвенции о труде в морском судоходстве (КТМС) №186 или Maritime Labour Convention (MLC 2006). Теперь судовладельцы обязаны будут подтверждать финансовое обеспечение обязательств по выплате компенсаций в случае смерти моряка или утраты трудоспособности. Такое понятие, как «брошенные экипажи», тоже уйдёт в прошлое, поскольку новые правила регулируют механизм оплаты репатриации моряков в случае проблем с судном. Поступило предложение от МГУ подготовить учебно-практическое пособие по особенностям трудового законодательства на морском транспорте с подробным рассмотрением КМТС-2006. Будем работать и над этим.

За 10 месяцев 2018 года я провел  18 семинаров, общая продолжительность их составила 72 часа. Их посетили капитаны портов, представители Порт-Стейт Контрола и Флаг-Стейт Контрола, уполномоченные лица судоходных компаний (заместители по безопасности мореплавания и назначенные лица), капитаны и старшие помощники и лоцманы.  В семинарах приняли участие 227 человек.

— Петр Иванович, известно, что в секции рыбаков МФТ вы представляете Российскую Федерацию. Как на практике вы решаете проблемы российских рыбаков?  В вашу первичку рыбаки приходят со своими проблемами?

— Приходят. В иные годы рыбаков было даже больше чем моряков. В нашем отношении к ним мы не делим их по профессиональному признаку. Для нас они такие же обманутые труженики моря. 40 миллионов мужчин и женщин, занятых в рыбном хозяйстве по всему миру, работают в очень опасной и по большей части нерегулируемой сфере. Ратификация Конвенции МОТ № 188 «О труде в рыболовном секторе» десятью странами, о которой так много говорили и так долго ждали, наконец, состоялась. Как вы знаете, сейчас их уже двенадцать. Конечно, ее нельзя сравнивать с Конвенцией МОТ-2006 «О труде в морском судоходстве», которую ратифицировали уже 88 стран, но все же рыбакам она сможет помочь. К сожалению, Россия не входит в число тех стран, которые ратифицировали эту Конвенцию, более того, не так много данных, которые бы свидетельствовали о том, что она вскоре будет ратифицирована. Мне часто приходится общаться с лидерами четырёх крупнейших российских профсоюзов рыбаков Дальнего Востока. Лидер Камчатского профсоюза рыбаков о существовании Конвенции услышала впервые от меня. А ведь в Камчатском регионе зарегистрировано свыше 100 рыбацких предприятий, на которых работает от 7 до 10 тысяч человек. Она лишь в июне этого года приступила к выполнению обязанностей председателя профсоюза рыбаков Камчатского края, и явно нуждается в организационной помощи.  Лидер Сахалинского профсоюза о существовании Конвенции 188 узнал лишь в декабре 2016 года. Лидер Приморской краевой профсоюзной организации рыбаков знал о Конвенции, так как довольно часто общался со мной, но о том, что ее, наконец, ратифицировало квалифицированное количество стран, узнал от меня. Более того, на 6-м съезде рыбаков, состоявшегося в мае позапрошлого года в Москве, обсуждались вопросы строительства новых судов, низкой заработной платы, высокого уровня травматизма со смертельным исходом, но о Конвенции № 188 не было сказано ни слова ни в докладе лидера российского профсоюза рыбаков Круглова, ни в выступлении делегатов съезда. А ведь труд рыбака очень и очень опасный. Все процессы в рыбной промышленности в значительной степени непрозрачны. Российские рыбаки постоянно сталкиваются с непрозрачностью своего труда: сколько рыбы поймано, сколько продано, по какой цене и т. д. Но от этого зависит их зарплата.

            — Низкая заработная плата – главная проблема у рыбаков?

— Не только это. Основной проблемой на судах российского рыболовного флота является авария, травмы и несчастные случаи со смертельным исходом. Так, за последние 8-9 лет только в Японском море потерпели крушение такие рыболовные суда, как:

  1. Шхуна «Аронт-103», весь экипаж утонул — 13 человек.
  2. Шхуна «Джи Вонг №1», весь экипаж утонул — 12 человек
  3. Шхуна «Партнёр», весь экипаж утонул — 16 человек.

4.Траулер «Аметист», весь экипаж утонул — 23 человека.

  1. Шхуна «Гинга» умерло 3 человека.
  2. Шхуна «Шанс-101» — 15 человек погибли.
  3. БАТМ «Дальний Восток» — 69 человек погибли в море.
  4. Шхуна «Адекс», весь экипаж утонул — 16 человек.
  5. Шхуна «Норд», весь экипаж утонул — 16 человек.
  6. Шхуна «Восток», в январе этого года, весь экипаж погиб — 21 человек.

Таким образом, погибло более двухсот человек.

— И профсоюз рыбаков такое положение вещей в отрасли устраивает?

— Не думаю, что это их устраивает, дело в том, что профсоюз рыбаков все после реформенные годы отличался крайней пассивностью, слабостью. Многие их члены даже не знают о том, что принята и уже вступила в силу Конвенция МОТ № 188 «О труде в рыболовном секторе».

13 800 человек работает в рыбной отрасли Сахалинской области.  Из них только 2100 являются членами профсоюза. Ситуация с членством в профсоюзе – одна из самых больших проблем в рыбной отрасли России. Лишь 15-20%, занятых в этой отрасли, являются членами профсоюза. При этом членство в профсоюзе не только не приветствуется, но работников под всевозможными предлогами вынуждают выходить из профсоюза. Рыбаков нередко переводят «по собственному желанию» с бессрочных трудовых договоров на срочные, что позволяет работодателю манипулировать работниками при перезаключении договоров. Еще одна больная проблема у рыбаков – это низкая заработная плата. При этом значительная часть зарплаты находится в тени. А та, которую в России называют белой, и о которой знает официальная статистика, составляет 62 000 рублей у командного состава и 48 000 рублей у рядового. Это данные по Сахалину. Примерно такая же картина на Камчатке и в Приморье. Но это данные о 15-20%, занятых в рыбной отрасли Дальнего Востока России. Зарплата остальных 80% работников непрозрачна и может варьироваться от 0 (это когда рыбаков обманывают) и до 200 000 рублей (это у тех, кто занят на лове особо ценных пород  морских биоресурсов).

Больше половины всей рыбы и морепродуктов в Российской Федерации вылавливается в Охотском море. Если мы посмотрим на  карту сайта global fishing watch, то мы увидим огромное скопление рыбаков в Охотском море, вокруг полуострове Камчатка и вокруг острова  Сахалин. Порядка 25 000 человек – российских рыбаков —  трудится в этом регионе. Российский профсоюз моряков хорошо знаком с проблемами российских рыбаков, знает о причинах возникновения этих проблемах и почему эти проблемы не решаются. Последние годы РПСМ активно помогает российским рыбакам, попавшим в беду. Поэтому наша задача – повсеместно оказывать помощь рыбакам – остается в силе. Труд рыбак не только почётен, он ещё и опасен. Не случайно у нас говорят: рыбак – дважды моряк.

— Вы нарисовали довольно мрачную картину в рыбной отрасли. Неужели всё так плохо? А как в других странах?

— У всех по-разному. В таких странах как Исландия, Норвегия, Дания – зарплаты рыбаков на порядок выше, да и условия труда гораздо комфортнее. А, например, в Камбодже, в Таиланде, на Мадагаскаре зарплаты не достигают и ста долларов. Условия труда нередко просто рабские. Не случайно ITF реализует специальный проект по Таиланду, который направлен не только на улучшение условий труда и  заработной платы, но и на становление, развитие национального профсоюза.

— А как у вас обстоят дела с членством в профсоюзе.

Моряки приходят в профсоюз, когда им плохо. К сожалению, это иждивенческое отношение к профсоюзу сохранилось еще с советских времён. В этом году в профсоюз вступило 74 человека. Много это или мало? Если судить по общим цифрам – а у нас на учёте в первичке 1312 человек – это почти 6% от общего числа, вставших на учёт. Многие мои коллеги полагают, что подавляющее число из тех, кто пришел в профсоюз только со своей проблемой, а не осознанно, что называется, по зову души – это попутчики. С помощью профсоюза они решат свою проблему и снова забудут о нём. И с этим трудно не согласиться. Поэтому трудовые споры у нас будут жить вечно, ибо профсоюзу нужны бойцы, а не попутчики!